«Зачем вы меня бьете?!». Что случилось в зеленогорском отделе полиции, из окна которого выпал разбившийся насмерть подросток

Новости 12.07.2018 00:03 92 0

В ночь на 3 июля в Красноярском крае 17-летний подросток разбился насмерть, упав из окна второго этажа отдела полиции закрытого города Зеленогорск. По заверениям силовиков, юноша сам выпрыгнул в окно, не дождавшись начала допроса. Родственники рассказывают, что с несовершеннолетним перед смертью около двух часов беседовали оперативники, заподозрившие его в грабеже. Вместе с погибшим в отделе был его друг, который слышал крики и звуки ударов, доносившиеся из соседнего кабинета. «Медиазона» рассказывает, почему родные и знакомые сомневаются в официальной версии случившегося.

Драка, телефон, наручники

Вечером 2 июля 17-летний Илья Торохов отправился гулять с несколькими ровесниками, сказав матери, что идет на день рождения. Компания собиралась остаться на ночь у одного из друзей. Однако после полуночи в присутствии троих товарищей Илья подрался во дворе с неизвестным молодым человеком — тот якобы предложил купить наркотики, Торохова это возмутило. Так о случившемся рассказывает друг погибшего и очевидец конфликта Денис Миронов (имя изменено по просьбе собеседника «Медиазоны»).

Закрытый город Зеленогорск появился в 1950-х годах, когда на берегу реки Кан в Красноярском крае строили завод по обогащению оружейного урана. Сейчас градообразующее предприятие поставляет уран для реакторов атомных электростанций. По данным властей закрытого административно-территориального образования, на 1 января 2017 года в Зеленогорске жили более 62 тысяч человек.

«Между этим мужчиной и Ильей начался словесный конфликт, после чего Илья нанес этому мужчине несколько ударов и положил его на землю. Дальше я отвернулся, а затем мы все разбежались, так как кто-то из дома крикнул, что вызовут полицию. <...> Илья признался мне, что взял у этого мужчины телефон <...>. После этого Илья пошел на встречу с другом», — говорил Миронов в ходе адвокатского опроса. Сам он решил вернуться на место драки, где оставался еще один их друг. На въезде во двор к нему подъехал патрульный автомобиль. Силовики, расспросив юношу о происшествии, усадили его в служебную машину и повезли в отдел полиции Зеленогорска.

По пути они наткнулись на Торохова, который подходил под описание из ориентировки на похитителя телефона. Полицейские остановили подростка, когда он переходил дорогу. Они нашли у него чужой телефон и вместе с Мироновым доставили в отдел. Согласно журналу учета, подростков привезли около 1:20 3 июня. Их подняли на второй этаж здания и развели по разным кабинетам.

«Меня поместили в кабинет оперуполномоченного "Андрея", так я запомнил из таблички на кабинете», — рассказывал адвокату Миронов. По его словам, оперативник требовал признаться в участии в групповом избиении прохожего, но подросток настаивал, что все было иначе. На протяжении опроса оперативник бил Дениса по почкам, заставлял отжиматься и приседать, рассказал юноша «Медиазоне».

«На некоторые вопросы я не хотел отвечать, и он начал применять силу <…> Он бил по почкам рукой с разных сторон, бил в сонное сплетение, бил ладонями по лицу. Я в эти моменты стоял. По почкам оперативник "Андрей" ударил меня около пяти раз, мне было больно. Также оперативник "Андрей" заставил меня приседать и отжиматься, говорил мне: "Будешь отжиматься, пока не вспомнишь!" <...> Оперативник "Андрей" бил меня по лицу и кричал на меня, хотел, чтобы я признался в групповом преступлении, — вспоминал Миронов на адвокатском опросе. — Он конкретно говорил: "Ну я же знаю, что вы его толпой били". Давил на то, чтобы я это сказал. А это на самом деле не так. Я молчал».

Тот же полицейский по имени Андрей сопровождал юношу в туалет, откуда он успел позвонить матери и сообщить, что задержан. Оперативник тут же отобрал телефон. «Ударил в район почек и дал пощечину», — говорил Миронов.

«Пока я сидел у себя в кабинете, где со мной работал оперативник "Андрей", я слышал голос Ильи из соседнего кабинета, который говорил, обращаясь минимум к двоим оперативникам — "Зачем вы меня бьете?!" — это был точно голос Ильи. Были слышны звуки ударов. <…> Звуки, как чем-то бьют, не просто руками, а, например, дубинкой. Дубинкой по телу», — предполагает друг Торохова. Он добавляет, что оперативник Андрей тоже заходил в тот кабинет.

Другу Ильи удалось расслышать обрывки разговоров в кабинете, куда отвели Торохова: «Я слышал разговор из кабинета, где сидел Илья, разговор оперативников, когда туда вошел оперативник "Андрей". Он спросил: "Что вы его пристегнули?". Ему кто-то ответил: "Да он тут на нас кидался…"». Слушая доносящиеся из-за стены голоса, Денис пришел к выводу, что его друга опрашивали как минимум двое оперативников.

«Илью я увидел в последний раз, когда его оперативник, который с ним работал, выводил в туалет. У него был подавленный вид. В тот момент, как мой оперативник "Андрей" заметил, что мы с Ильей увидели друг друга, он быстро закрыл дверь. Больше я Илью живым не видел», —рассказал адвокату Миронов.

В какой-то момент он услышал в соседнем кабинете топот и крики силовиков. Из их разговоров следовало, что Торохов выпрыгнул из окна. «После этого стали все бегать и меня вывели из кабинета, я сидел в коридоре и слышал, как полный оперативник разговаривал с кем-то по телефону и спрашивал: "Где ключи от наручников? Наручники же нужно снять…". Они сказали что он сам спрыгнул. И спрыгнул не без наручников», — отмечал подросток.

Через полтора часа его отпустили из отдела. Несмотря на то, что после звонка Миронова в отдел приехала мать, ее не пускали к несовершеннолетнему сыну. «Я сидел просто и наблюдал, как они там суетились, пытались решить проблему, носились и носились», — вспоминает юноша.

На следующий день он узнал, что его друг получил смертельные травмы. В свидетельстве о смерти в качестве причин указаны ушиб вещества головного мозга, перелом затылочной и височной костей и открытая черепно-мозговая травма.

Родные в неизвестности, халатность полицейских

Торохов выпал из окна примерно в 3:30 утра. Его отца вызвали в отдел полиции только около 5:15. На месте ему сообщили о гибели сына. Затем в отдел подъехала и мать подростка. До этого полицейские не связывались с родителями задержанного подростка. Мать Ильи позже заметила на телефоне один пропущенный звонок с неизвестного номера, который был сделан около трех часов утра.

В отделе по делам несовершеннолетних (ПДН) родителям Торохова толком не объяснили, что произошло. «[Начальник отдела ПДН] Боякова просто сказала, что сын выпрыгнул из окна. Подробности не рассказывала», — вспоминала на допросе мать погибшего.

Затем — уже вместе со старшим сыном — они пришли к начальнику отдела, который утверждал, что подросток вел себя неадекватно и сам выпрыгнул из окна.

«К начальнику мы ходили в этот же день. Там сообщали, что вполне возможно, они употребляли наркотики, что они были пьяные. Но это было все сказано со слов сотрудников, которые их допрашивали. Никакого медицинского освидетельствования не было», — подчеркивает брат погибшего, который просит не указывать его имя из соображений безопасности.

Илья Торохов. Фото: личная страница «ВКонтакте»

На следующий день после гибели Ильи Торохова Следственный комитети МВД опубликовали сообщения, в которых говорилось, что в ночь на 3 июля подросток разбился, выпрыгнув из окна второго этажа отдела полиции. Силовики настаивают, что наручники с Торохова сняли перед падением, хотя его друг уверен в обратном.

По официальной версии, юношу задержали по подозрению в грабеже (часть 1 статьи 161 УК), а в отделе он «стал себя неадекватно вести и напал на сотрудника полиции, в связи с чем к нему были применены наручники». Через два часа, когда задержанный успокоился, наручники якобы сняли. «Полицейский оставил подростка в коридоре на лавке ожидать допроса, а сам отлучился. В этот момент подросток забежал в кабинет, на окнах которого не было решеток, открыл раму и выпрыгнул со второго этажа, ударившись головой об асфальт», — говорится в релизе СК.

При этом друг Торохова Денис Миронов, который находился от него через один-два кабинета, не слышал звуков потасовки или криков, которыми могло бы сопровождаться нападение на полицейского. Он признает, что Илья в критической ситуации мог не сдержаться: «Он мог ответить за себя. Если его правда ломали конкретно, то он мог бы кинуться, просто не выдержать. Он молчать бы не стал. Но я такого не слышал». В сообщении СК подчеркивается, что погибший «подросток ранее попадал в поле зрения правоохранительных органов и состоял на профилактическом учете».

Кроме того, в СК утверждают, что с момента доставления Торохова в отдел полиции он дожидался допроса у следователя. Однако, по словам Миронова, следователь все это время находилась на том же этаже. «Насколько я знаю, она общалась с потерпевшим все это время в соседнем коридоре. То есть она, скорее всего, слышала, как нас избивали», — говорит друг погибшего.

После смерти Торохова СК возбудил уголовное дело о халатности (часть 2 статьи 293 УК).

Парашют, паркур, падение

После разговора с начальником отдела полиции у родных Ильи Торохова остались вопросы. «Если они были пьяные, то почему они не отвезли их на медосвидетельствование? Это первое. Второе — почему их допрашивали в оперативном отделе, а не в ПДН? Почему их допрашивали оперативники? Почему это все делалось без родителей? Допрос велся без них», — недоумевает старший брат погибшего.

Действительно, согласно постановлению о возбуждении уголовного дела, Торохов после задержания находился в отделе уголовного розыска.

Родные погибшего не верят официальной версии. «Мы считаем, что гибель Торохова произошла из-за действий полицейских. Телесные повреждения, зафиксированные родственниками на похоронах, и показания второго подростка о криках Торохова из соседнего кабинета дают основания полагать, что к Торохову применялись пытки. Мы будем инициировать следственную проверку этой информации в рамках возбужденного уголовного дела и добиваться привлечения всех виновных в этом лиц, к установленной ответственности», — сказал «Медиазоне» адвокат Владимир Васин, который представляет интересы семьи погибшего по инициативе правозащитной организации «Зона права».

Адвокат ходатайствовал о проведении судебно-медицинской экспертизы не в Зеленогорске, а в Красноярске — родные не доверяют местным медикам. Следователь Евгения Калмыкова отклонила это ходатайство.

Брат Ильи отмечал, что труп юноши родственникам показали не сразу: «На теле Ильи при похоронах были явные побои. Нам же не показывали его до этого момента, говорили, что вот он лежит вскрытый, зачем вам это смотреть, всяческими способами они увиливали от того, чтобы нам показать тело».

Денис Миронов после случившегося обратился к врачам, которые зафиксировали у него ушиб мягких тканей поясничной области.

Многие из тех, кто сомневается в официальной версии гибели юноши, вспоминают о его хорошей физической форме и специальной подготовке. Мать Торохова на допросе отмечала, что сын с 7 класса занимался в клубе «Десантник» и прыгал с парашютом. Кроме того, он долгое время увлекался паркуром. «У сына хорошо развита координация движений, [он] хорошо держал равновесие», — добавляла она.

Старший брат подростка обращает внимание на то, что у погибшего диагностировали перелом затылочной и височной кости. «Как человек, который занимается паркуром, если бы он прыгал со второго этажа, он должен был приземлиться на ноги, а приземлился спиной и затылком, а лицо было в побоях», — делится своими сомнениями молодой человек.

О хорошей координации движений писали и знакомые погибшего, обсуждая новость о его гибели в паблике «Подслушано в Зеленогорске».

17-летний Денис Миронов на следующий день после событий в отделе подал заявление на полицейских. «Они сказали: "К вам должны обратиться сегодня же". И до сих пор никакого звонка, ничего не было, — рассказывал Миронов "Медиазоне" 10 июля. — Мне много, кто говорил, что оперативники зачастую могут избивать. Но я не знал, что когда-нибудь со мной такая ситуация произойдет». 7 июля юноша с матерью уехали из Зеленогорска, опасаясь давления со стороны силовиков.

Денис добавляет, что вслед за ним и Тороховым в отдел доставили еще одного их друга, который был свидетелем драки во дворе. По его словам, полицейские с ним только «разговаривали». После этого Миронов больше не виделся с другом, сам юноша отказался говорить с «Медиазоной».

Следователь Калмыкова, которая ведет дело о халатности, ожидает результатов судебно-медицинской экспертизы не раньше, чем через месяц, говорит брат Ильи. По его информации, из отдела полиции уже изъяли записи с камер наблюдения, но их содержание пока неизвестно.

До сих пор неясно, было ли в итоге возбуждено дело о грабеже, в котором полицейские подозревали задержанных молодых людей. 9 июля в городском ОВД телерадиокомпании «Зеленогорск» сообщили, что причастных к гибели подростка отстранили от службы. В тот же день начальник зеленогорской полиции Максим Ковалев, отчитываясь об итогах работы отдела, отмечал: «На протяжении двух лет отсутствуют результаты по выявлению фактов получения либо дачи взятки. Не поставлено на учет ни одного факта коммерческого подкупа. Отрицательно оцениваются и показатели по выявлению лиц, совершивших должностные преступления».

источникhttps://zona.media/article/2018/07/11/zelenogorsk

0 комментариев

Комментариев пока нет.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить имя пользователя.

Ваше имя:

Текст комментария:


Добавить комментарий