Проблема в том, что работа правоохранительных органов не контролируется обществом

Новости 14.03.2019 18:13 53 0

В конце февраля депутат Законодательного собрания Ростовской области от «Партии Роста» Дмитрий Величко на своей странице в фейсбуке написал пост, в котором констатировал наличие в стране масштабного системного кризиса, «который уже давно уверенно ведёт нас к деградации системы государственного управления и полному экономическому коллапсу». Пост был навеян ситуацией с ростовским рынком, которому городские власти не дают разрешение на работу, невзирая на собранный полный пакет документов. Чиновникам страшно, потому что потом они могут оказаться в СИЗО с не так давно арестованными архитекторами. Величко предлагает системно подойти к решению вопроса, но как? Об этом и о первых итогах работы депутата, который впервые попал во власть, с Дмитрием Величко поговорила редактор donnews.ru Марина Поюрова.

— Дмитрий, со времени избрания вас депутатом прошло примерно полгода. Каковы впечатления? Вы не разочаровались?

— Разочарования нет. Многое оказалось сложнее, чем казалось, но в целом я не разочарован.

— Насколько ваши представления, с которыми вы шли на депутатскую работу, отличаются от реальности?

— Реальная работа намного сложнее. Когда ты не погружён в эту среду и пытаешься решить какой-то вопрос, думаешь, что ответ лежит на поверхности. Но когда ты начинаешь чем-то заниматься, понимаешь, что проблема более многогранна. Условно говоря, когда ты одеяло тащишь на один край кровати, то другой обязательно оголяется. Здесь такая же ситуация: необходимо постоянно искать баланс. Даже выполняя наказы избирателей, когда ты помогаешь одному, обязательно появляется человек, который этим недоволен. Всем мил не будешь.

— За время вашего депутатства вы хоть раз нажали кнопку «против»?

— Самые жаркие баталии происходят во время заседаний комитетов. На самих заседаниях особо нет споров. Зачастую я голосую против инициатив коммунистов, так как в большинстве случаев это популизм. Да и если посмотреть структуру принятых нами документов, то можно увидеть, что они в основном касаются дополнительных мер социальной поддержки, приведения регионального законодательства в соответствие с федеральным, технических процедур и т.д. Голосовать против этих документов просто не имеет смысла.

— Можете вспомнить реальное голосование, когда вы были против?

— Непростой вопрос. Нужно подумать. Опять же, вопрос более многогранен. Я был против бюджета. И на всех комитетах активно об этом говорил. Моя позиция сводилась к тому, что принимаем якобы бюджет развития и каждый спикер так или иначе относил нас к посланию президента с его прорывами, а по факту это не бюджет развития, они просто проиндексировали все расходы на уровень инфляции. Значительно добавили лишь на дороги. Это не развитие, это бюджет инерции. Поэтому на всех комитетах я голосовал против. Но учитывая, что на тот момент мне нечего было предложить объективно... Я понимал, что так нельзя, но и предложить ничего не мог.

— Почему не смогли ничего предложить?

— Любое изменение в бюджете должно быть эффективно проработано. Помимо всего прочего, я выступал против того, что на развитие среднего и малого бизнеса выделялось архимало средств — в районе полумиллиарда рублей. Это чуть больше, чем выделяется на ремонт одного корпуса ЦГБ. При этом эти деньги выделяются на инструменты, которые фактически себя исчерпали.

Если мы сегодня на эти инструменты тратим полмиллиарда рублей, а завтра потратим два миллиарда, то роста МСП в четыре раза мы не увидим. Нужны кардинально более качественные инструменты, которые нужно предлагать и внедрять. Это вопрос не одного месяца и, к сожалению, даже не одного года.

На заседании комитета я высказал свою точку зрения и проголосовал против. Но на самом заседании ЗС я проголосовал за. Какой смысл критиковать, бросаться и кидаться слюнями, если я ничего не могу предложить взамен?

Мы с коллегами из «Партии Роста» активно работаем над инструментами поддержки бизнеса. И я надеюсь, что к концу уже этого года, к согласованию следующего бюджета, у нас будет что предложить. Я надеюсь, что мы будем голосовать против и вносить наши предложения.

Кстати, у единоросов тоже есть своё мнение, которое они не стесняются высказывать. Они периодически идут против мнения большинства своей партии, чему я очень был удивлён. Я думал, что у них всё по команде, а оказывается, что нет.

— Вы — единственный представитель «Партии Роста» в Законодательном собрании. Чем вы отличаетесь от единороссов? Вы также всегда голосуете за. На комитетах, как вы сами говорите, все спорят, но голосуют единогласно.

— Отличие должно заключаться не в том, что я всегда против, а в том, что у меня есть своя точка зрения. Мы стараемся концентрироваться на вопросах среднего и малого бизнеса. Сегодня мы разрабатываем ряд изменений, которые должны поспособствовать улучшению этого направления. Отличаться — не значит быть против, на самом деле.

— После вашего избрания в Заксобрание у ваших однопартийцев было много восторженных слов радости. Дескать, теперь наш человек — депутат и мы что-то сможем... Прошло полгода, и что изменилось? Со стороны кажется, что ничего.

— Эти процессы значительно сложней, чем нам казалось изначально, и на самом деле избиратели в районе уже увидели разницу. Вопрос не сводится к тому, что я один, а их {единороссов} много. Если я завтра принесу вменяемый законопроект и объясню коллегам на комитете, что это действительно важно и нужно, уверен, что они меня поддержат. У нас нет такого, что если это законопроект коммуниста — значит, в мусорку его. Каждый законопроект должен быть не только обоснован, но и проработан. Это большой труд. За полгода этого не сделать.

— То есть прошло мало времени?

— Да. В ближайшие полгода-год вы увидите мои предложения, которые положительно повлияют на развитие малого и среднего бизнеса. Это я вам гарантирую.

— На сегодняшний день у вас есть претензии к вашим коллегам-единороссам?

— Среди единороссов есть люди, имеющие своё мнение, а есть, к сожалению, те, которые его не имеют. Их нигде никогда не слышно. При этом они достаточно хорошие специалисты в своих областях. Я убеждён, что им есть что сказать, но они почему-то молчат. И я не понимаю, почему. Основные претензии у меня — к отсутствию внимания к малому и среднему бизнесу, в то время как это должно быть основой экономики в любой развитой стране. У нас же — по остаточному принципу.

— Как вы в целом оцениваете бизнес-климат в Ростовской области?

— Среди российских регионов по части бизнес-климата мы где-то в середине. Не лучше, но и не хуже других, как и по большинству других показателей. В целом в стране бизнес-климат отвратителен. Когда обсуждают рейтинги регионов и говорят, что такая-то область догоняет такой-то регион, а по этим показателям отстаёт, я всегда думаю: ребята, вы сравниваете плохое с очень плохим. Ростовская область по площади и населению сопоставима с некоторыми западными странами. Давайте на них ориентироваться...

— У нас же свой путь и скрепы. На какие страны нам нужно равняться?

— По части бизнес-климата нам бы нужно равняться на страны Западной Европы. Среди них даже сложно кого-то выделить. У них менталитет одинаковый и сводится к тому, что малый и средний бизнес нужно холить, лелеять и сдувать с него пылинки — это основа экономики. Именно это направление и нужно развивать, извините, а не ракеты.

— В последние годы возбуждено огромное количество уголовных дел на предпринимателей. Как вы к этому относитесь? Не секрет же, что для кого-то это — очищение от коррупции и зажравшихся мошенников. А кто-то говорит, что это окончательно убьёт бизнес в нашей стране.

— Это, безусловно, убивает как инвест-климат, так и бизнес. Когда узнаёшь, что в отношении учредителя или руководителя какой-то компании возбуждается уголовное дело, то только дело времени, когда этот бизнес умрёт. Альтернатив нет.

— Получается, что нужно приветствовать вседозволенность? Бизнесмены могут воровать, мошенничать и не платить налоги?

— Вопрос не в том, что бизнес должен быть безнаказанным. Проблема в том, что работа правоохранительных органов никем не контролируется. Это у них вседозволенность, а не у бизнеса. В нашей стране любой специалист может понести уголовную ответственность за подпись на документе. Это касается абсолютно всех: инженеров, врачей, чиновников, предпринимателей и т. д. — всех, кроме следователей и прокуроров. А эти товарищи могут необоснованно посадить человека в СИЗО на 9 месяцев, возбудить уголовное дело, арестовать активы, всё что угодно. И за всё это, по факту, они не несут ответственности.

Вопрос сводится не к тому, что не надо сажать предпринимателей, а к тому, что давайте серьёзнее контролировать правоохранительные органы.

— В своём посте вы написали, что «мы имеем дело с масштабным системным кризисом, который уже давно уверенно ведёт нас к деградации системы государственного управления и полному экономическому коллапсу». Расшифруйте свои слова, пожалуйста.

— Когда я занимался только предпринимательством, был убеждён, что силовики кошмарят лишь предпринимательское сообщество. Но сейчас, будучи депутатом, я понимаю, что это происходит повсеместно, во всех сферах, и от этого страдают не только предприниматели, но и врачи, и чиновники, да и сами силовики... Происходят просто веерные аресты. Виновен, невиновен — иди в СИЗО.

Кроме этого, есть негласное правило, что если ты посидел в СИЗО, то судимость тебе уже обеспечена, поскольку не может же система продержать в СИЗО невиновного. И у меня есть несколько ярких примеров.

— Сейчас расследуется дело трёх архитекторов. Я правильно понимаю, что вы считаете их задержание незаконным, необоснованным.

— Я не могу утверждать, законно это или нет, я не видел обвинительные заключения. Но я точно знаю, что это не те преступники, которых нужно хватать и закрывать в клетку. Они не несут угрозы обществу. По моему глубокому убеждению, в СИЗО нужно закрывать только людей, которые несут физическую угрозу обществу.

Если хочется ограничить свободу предпринимателю или врачу, заключите их под домашний арест или под подписку о невыезде. Народ не настолько богатый, чтобы сразу после подписки о невыезде уезжать в Лондон. В стране таких единицы. Тем более, изымаются паспорта и все документы. Это просто показательная порка, что ли.

Возможно, в чём-то вина архитекторов и есть. Но не надо это делать настолько показушно. Теперь каждый чиновник понимает, что завтра и его могут назначить виновным, и у людей просто опускаются руки. Я уже неоднократно слышал от чиновников фразы «пусть меня лучше оштрафуют или уволят за отсутствие моей подписи, чем посадят за её наличие».

— Депутат Батажев на заседании комитета выступил с предложением написать некий документ в поддержку архитекторов от Заксобрания. Но, насколько я знаю, до сих пор так ничего и не вышло.

— Это он говорил на комитете по строительству и ЖКХ. Я в этот комитет не вхожу и не знаю, почему в итоге отказались от такого письма, но я бы поддержал эту инициативу.

— А почему вы лично не хотите активизировать этот процесс? Вы, с одной стороны, понимаете, что это неправильно, но, с другой стороны, вы равнодушны.

— Во-первых это чиновники, а во-вторых, непонятно, что там было на самом деле и чем конкретно оперируют правоохранители. И я не говорю, что они невиновны. Я говорю, что не надо так показушно хватать людей и бросать в клетку. Остальные чиновники, смотря на это, попросту перестают работать.

Каждый по-своему высказался, и нас не услышали. Система нас не услышала. Можно сколько угодно писать в фейсбуке, голышом с плакатами ходить возле Следственного комитета. Ничего не изменится. Так работает система. Им никто не указ.

Тот же Baring Vostok — насколько циничная история! А вы говорите «депутаты». Президент говорит, что не надо сажать предпринимателей, а через три дня их всех закрывают в СИЗО.

— И всё же, почему лично вы не поддержали инициативу Батажева? Это же серьёзно, когда в дело вмешиваются депутаты Заксобрания. Вы говорите, что вы защищаете бизнес, а они чиновники. Значит, моя хата с краю?

— Этим проблему не решить. Нельзя подходить к каждому заключённому и кричать, что его несправедливо осудили. Мы тогда только этим и будем заниматься. А по большому счёту, им безразлично наше мнение. Это замкнутые системы. Что силовая, что судебная — они варятся в своей каше, и им абсолютно всё равно, кто и что им извне кричит. Были исключительные случаи, когда обществу удавалось достучаться до них, но таких единицы.

Решение проблемы, на мой взгляд, сводится к тому, что гражданское общество должно иметь прямой контроль над ними. У нас есть общественные советы при прокуратуре, МВД... Но это исключительно совещательные органы, которые ни на что не могут повлиять. Им нужно давать больше полномочий. Гражданское общество должно иметь контроль. А вот как это сделать, большой вопрос нашего времени.

Мы видим, как это делается на Западе, когда правоохранители напрямую отчитываются перед парламентариями или когда выбираются шерифы или судьи. Понятно, что у нас это не сработает. У нас и выборные истории не так честно проходят, как хотелось бы. Поэтому надо собираться и думать, как это лучше сделать.

— В качестве решения проблемы вы предложили собрать круглый стол и «без стеснения и обид обсудить проблемы правоохранительной и судебной системы». Это же констатация бессилия: есть огромная проблема, а вы круглые столы собираете. Разве нет?

— Нет. Нужно признать, что мы на самом деле бессильны. Давайте будем откровенны. Взять ту же систему взяток в ГИБДД. После развала Советского Союза на эту тему было наложено табу. Никто не говорил, что это есть. Через какое-то время общество признало проблему и начало её решать. И за последние 5-10 лет эта проблема значительно поугасла. Сейчас дать взятку сотруднику ДПС страшновато.

Здесь нужно поступить так же. Сегодня никто открыто не говорит о том, что есть проблема работы правоохранительной системы. А для того, чтобы начать её решать, нужно признать её существование и говорить об этом открыто. Нужно понимать, что отдельно взятый я или мы с вами вдвоём не выработаем адекватное взвешенное решение. Мы же не специалисты во всех областях. Нам нужны юристы, экономисты, судьи и сами правоохранители. И пока мы не соберём круглый стол или рабочую группу, называйте как хотите, мы не сможем выработать нормального решения. А сейчас мы бессильны — это лежит на поверхности, и не нужно этого стесняться.

— С момента написания поста прошло не много времени. Но всё же, вы начали уже что-то делать, собирать спикеров?

— Я подготовил обращение председателям комитета по экономике и законодательству. Я думаю, что при этих двух комитетах должен был организован круглый стол. Дальше это всё должно перетечь в рабочую группу. Сейчас все старшие товарищи-депутаты относятся к этому со скепсисом, т. к. это вопрос федерального значения, но как мне думается, если у нас есть хоть малейшая возможность повлиять на ситуацию, надо стараться.

— Вам не кажется, что вы тут посягаете на основы конституционного строя? У нас же правоохранительные органы — это новое дворянство.

— Посягаю, безусловно. Не на конституционный строй, конечно, но без этого не решить наши проблемы. Структуру нашей экономики нужно менять. У нас 75% — это госсектор, а должен быть малый и средний бизнес. Где их взять? Их нужно развивать, но он не развивается, поскольку зачастую просто не успевает.

Есть, конечно, более радикальные решения, как быстро воспитать гражданское общество. Я недавно читал интересную статью и с ней, пожалуй, соглашусь... Ряд специалистов предлагают переложить обязанность выплаты налогов с работодателя на работника. И когда человек со своих 50 тысяч рублей будет каждый месяц 17 тысяч отдавать государству, тогда в течение полугода в нём воспитается настоящий гражданин и он начнёт по-настоящему спрашивать с государства: где же мои деньги? Понятное дело, что это слишком радикально. И мы не сможем этого сделать по ряду причин. Нужно начать с малого.


Источник:
http://www.donnews.ru/Problema-v-tom-chto-rabota-pravoohranitelnyh-organov-ne-kontroliruetsya-obschestvom_91432

0 комментариев

Комментариев пока нет.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить имя пользователя.

Ваше имя:

Текст комментария:


Добавить комментарий