Женщины-заключенные впервые заявили о пытках и унижениях в свердловской колонии

Новости 01.03.2019 17:49 127 1

Ныне содержащиеся в краснотурьинской ИК-16 и недавно освободившиеся оттуда женщины обратились к правозащитникам с рассказами о моральных и физических унижениях, которым подвергают в исправительном учреждении.

Ситуацию, сложившуюся в женской исправительной колонии № 16 Краснотурьинска, обнародовал правозащитник Алексей Соколов. Сорудники общественной организации «Межрегиональный центр прав человека» несколько раз посещал это учреждение, общаясь с осужденными, а кроме того, встретился с недавно освободившимися женщинами. На основании полученной информации Соколов обратился с заявлениями в Следственный комитет, прокуратуру и к уполномоченному по правам человека.

«Представители администрации ИК-16 установили в учреждении систему пыточных или унижающих достоинство видов обращения и наказания за небольшие провинности или за отказ работать на оперативную службу, т.е. быть источником информации для оперативного отдела», — следует из аналитической записки, составленной Соколовым.

Основные претензии женщин сводятся к нарушению их прав, чрезмерному наказанию, которое противоречит правилам внутреннего распорядка колонии, и отсутствию медицинского обеспечения.

Лидия, освободилась из ИК-16 в 2019 году:

— Когда я вышла из карантина и попала на отряд, то узнала, что такое «пожар». Это когда по команде весь отряд бежит в секцию, сворачивает свой матрас, хватает его и табурет и бежит на улицу. Все выстраиваются перед локальным участком. Если кто-то не уложится в норматив, около 7 минут, то «пожар» повторяется заново. Это такое наказание, например за то, что кто-то вошел в локалку или плохо поздоровался. За день раза три приходится так бегать.

Фото: пресс-служба ГУ ФСИН по Свердловской области

В ИК-16 развитое производство. Здесь шьют костюмы, делают стиральные порошки, есть ферма и огород.

Другим распространенным видом наказания якобы является переноска навоза.

Татьяна, отбывает наказание с 2018 года:

— Это называется отправиться «на говно» — наказание такое. У нас есть свиная ферма. Там горы навоза. Носишь его в мешках или носилках на картофельное поле. Это из одного конца колонии в другой. Вот и таскаешь его с утра до вечера, каждый день, пока наказание не снимут. Я попросила поощрения у своего начальника производства, а он меня за это так вот наказал.

Куда более строгим наказанием считается водворение в ШИЗО — штрафной изолятор. Это вполне законный вид воздаяния. Правда, в ИК-16 пребывание в камерах изолятора сопровождается рядом особенностей.

Катерина, отбывает наказание с 2015 года:

— Там есть одиночки, а есть камеры двух- и четырехместные. Все время, свободное от сна, нужно стоять в установленном месте, под видеокамерой. Присесть нельзя.

Якобы женщины могут усаживаться только для приема завтрака, обеда и ужина, на 10 минут. Из-за длительного стояния у женщин нередко опухают ноги, начинаются проблемы со здоровьем. По словам опрошенных правозащитниками женщин, попытки присесть пресекаются побоями со стороны сотрудников администрации.

Также осужденные жалуются не только на отсутствие медицинского обеспечения, но и на полное игнорирование заболеваний администрацией.

Юлия, отбывает наказание с 2015 года:

— У меня инвалидность III группы. Здесь — инвалидность не имеет значения. Здесь все здоровые. Мне мама привозит лекарства. К нам приезжали ОНК (общественная наблюдательная комиссия) и сказали, чтобы трудоустроили всех инвалидов III группы. После этого мне сказали, что я буду кровельщиком. Но я не могу по состоянию здоровья. Тогда мне ответили, что если буду отказываться, то поеду в СУС. В итоге я написала заявление о трудоустройстве.

По словам Соколова, после того как он передал собранную информацию руководству ГУ ФСИН по Свердловской области, женщины, рассказавшие об условиях содержания в ИК-16, подверглись новым наказаниям. Поэтому мы привели цитаты героинь, заменив их имена на вымышленные.

Фото: пресс-служба ГУ ФСИН по Свердловской области

Между тем официальные представители свердловской службы исполнения наказаний опровергают рассказы женщин.

Пресс-служба ГУ ФСИН по Свердловской области:

— Осужденные привлекаются к работам по благоустройству учреждения и прилегающей к нему территории не более двух часов в неделю, согласно графика и очередности. Навоз переносили в носилках, попарно, не более 7 кг на человека (согласно установленных норм) для удобрения почвы под овощи, которые заготавливаются и употребляются осужденными. Медицинскими работниками ежедневно осуществляются покамерные обходы с осмотром осужденных, о чем делается запись в журнале, хранящемся в штрафном изоляторе. Жалоб на ухудшение здоровья за время нахождения в ШИЗО от осужденных не поступало. Случаев наложения взысканий в виде «продления дополнительных суток в ШИЗО» в учреждении не зафиксировано.

Стоит отметить, что члены ОНК — организации, созданной для выявления нарушений прав человека в исправительных учреждениях, ранее неоднократно посещали ИК-16, однако не сообщали о поступивших к ним жалобах на нарушения со стороны администрации.

Уточним, что ранее краснотурьинское учреждение функционировало как воспитательная колония для несовершеннолетних. В 2015 году ее перепрофилировали в исправительную колонию для женщин. При этом в ней содержатся так называемые «второходы» — женщины, повторно привлекаемые к ответственности за совершенные преступления.

На сегодняшний день количество осужденных в ИК-16 составляет 420 человек при лимите в 430. Руководит ИК-16 полковник внутренней службы Владимир Дмитриевич Горькин, в июле 2010 года он был назначен на должность начальника Краснотурьинской воспитательной колонии, возглавлял учреждение и в период перепрофилирования.


Источник:
https://66.ru/news/society/219957/

1 комментарий

05 марта 2019 19:50 0 Диана (Д******) :

Я совершенно верю в то, что написано в этой статье, так как получаю письма из этой ИК. И, хотя некоторые строчки усердно (буквально "до дыр") зачеркиваются, все-таки иногда "окольными путями", иногда совершенно случайно удается узнать, что именно там было написано. Не знаю, как в действительности дело обстоит "с пытками", но то, что на здоровье осужденных там плевать (а ведь там много ВИЧ-инфицированных женщин, целый отряд, по существу) и то, что там весьма своеобразные "исправительные" меры - это точно! Насколько я знаю, одна осужденная женщина умерла не так давно из-за несвоевременно оказанной медицинской помощи (упомяну только ее инициалы и примерный возраст - Ю.В., 40 лет, плюс-минус 2-3 года). Когда-то (уже много лет назад) я сама была осужденной, только в ИК-6 Нижнего Тагила

Ответить
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить имя пользователя.

Ваше имя:

Текст комментария:


Добавить комментарий